img17 ноября 2022 в 12:14

ЛГБТ-пропаганда сродни экстремизму: как новые законопроекты отразятся на видеосервисах

Государственная дума 27 октября в первом чтении единогласно приняла поправки в законодательство, которые касаются запрета пропаганды ЛГБТ в России. Теперь популяризировать нетрадиционные сексуальные отношения нельзя не только среди детей, но и среди взрослых. В документе еще нет пояснений относительно того, что именно считается пропагандой, однако депутаты уверены, что ужесточать законодательство в этой области нужно. В этом материале расскажем, какая ответственность предусмотрена за ЛГБТ-пропаганду, как все это отразится на видеосервисах, а также что об этом думают представители отрасли.

Государственная дума 27 октября в первом чтении единогласно приняла поправки в законодательство, которые касаются запрета пропаганды ЛГБТ в России. Теперь популяризировать нетрадиционные сексуальные отношения нельзя не только среди детей, но и среди взрослых. В документе еще нет пояснений относительно того, что именно считается пропагандой, однако депутаты уверены, что ужесточать законодательство в этой области нужно. В этом материале расскажем, какая ответственность предусмотрена за ЛГБТ-пропаганду, как все это отразится на видеосервисах, а также что об этом думают представители отрасли.

Если любовь, то только традиционная?

Поправки к закону представили почти 400 депутатов, в том числе председатель ГД Вячеслав Володин, главы думских комитетов Александр Хинштейн, Нина Останина, лидеры ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России» Леонид Слуцкий, Геннадий Зюганов и Сергей Миронов.

Депутаты рассматривают два законопроекта. Первым предполагается внести изменения в законы «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «О СМИ», «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», «О рекламе» и «О государственной поддержке кинематографии РФ». Второй предполагает поправки в кодекс об административных правонарушениях. Он уточняет ответственность за пропаганду ЛГБТ.

Поправками запрещается пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений (предпочтений) в СМИ, новостных агрегаторах, онлайн- и офлайн-кинотеатрах, рекламе не только среди несовершеннолетних, но и вообще всех, подчеркнул партнер, руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права Maxima Legal Максим Али. «С точки зрения этих участников рынка ЛГБТ-пропаганда встала в один ряд с порнографией и экстремизмом», — добавил он.

Но нужно понимать, что закон различает пропаганду и демонстрацию нетрадиционных отношений, отметил Максим Али. «Наиболее широко запрещена именно пропаганда ЛГБТ, демонстрация пока под запретом только в рекламе и в информации для несовершеннолетних. Плюс гражданам, не достигшим 18 лет, теперь нельзя показывать все то, что “способно вызвать желание сменить пол”», — рассказал представитель Maxima Legal.

Однако здесь возникает вопрос: где грань между пропагандой и демонстрацией ЛГБТ, рассуждает Максим Али. «Грань очень тонкая и на практике почти наверняка будет решаться с помощью эксперта. Те критерии, которые в 2014 году пытался вводить Конституционный суд, тоже очень расплывчаты. Например, он сказал, что пропагандой не является подача информации исключительно в нейтральном (историческом, художественном, просветительском) контексте. Главное, чтобы информация не была “направлена на формирование” неправильных предпочтений. Если посмотреть на судебные дела, то пропаганда рассматривалась весьма широко. В одном из дел суд признал пропагандой намерение привлечь внимание общества и властей к проблемам сексуальных меньшинств. В другом деле суд не убедил аргумент, что не является пропагандой публичный призыв к толерантному отношению к ЛГБТ, демонстрация мирных намерений», — привел примеры Максим Али.

Фильмам и сериалам же, в которых есть пропаганда нетрадиционных отношений, не будут выдавать прокатные удостоверения.

Что касается ограничений для аудиовизуальных сервисов, то их обяжут ввести механизмы, ограничивающие доступ детей к просмотру материалов, пропагандирующих или демонстрирующих нетрадиционные сексуальные отношения. В соответствии с законопроектом сервисам придется требовать вводить специальный код или иным образом подтверждать совершеннолетие пользователя. Другими словами, им нужно будет вводить функционал родительского контроля, отметил генеральный директор Ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин. «Влияние на ассортимент сервисов, полагаю, будет минимальным. Думаю, что экспертиза сможет обнаружить пропаганду нетрадиционных отношений в ничтожно малом количестве фильмов или сериалов. Никто не отрицает, что во взрослом контенте демонстрация нетрадиционных отношений встречается, но их пропаганды — в понимании Верховного суда РФ — там нет», — убежден он.

Интересно, что в соответствии с новым законопроектом информацию о традиционном сексе люди могут получить только с 16 лет. И тоже только через подтверждение возраста. Получается, что легально до 16 лет дети не смогут узнать ни о контрацепции, ни о нежелательности подростковой беременностей и абортов, ни об опасности ВИЧ, ни о заболеваниях, передающихся половым путем.

Максим Али увидел в законопроекте нестыковку. «Закон о защите детей от вредной информации запрещает с 4:00 до 23:00 пропагандировать по ТВ и радио информацию о нетрадиционных отношениях. В новом законопроекте этот запрет формально не будет работать из-за изменения нумерации пунктов в списке с запрещенной информацией. Дело в том, что запрет пропаганды ЛГБТ окажется в новых пунктах, к которым не отсылает запрет трансляции информации об ЛГБТ с 4 до 23 часов. Это больше похоже на опечатку, что случается с законопроектами. С другой стороны, даже в такой редакции мало что изменится для телеканалов и радио, поскольку практически на всех из них будут распространяться новые ограничения, введенные законом о СМИ».

Аудиовизуальные сервисы с аудиторией более 100 тыс. человек в сутки, доступ к которым дается за плату или при условии просмотра рекламы, будут обязаны «не допускать использование сайта» для распространения информации с «пропагандой нетрадиционных сексуальных отношений и предпочтений».

После принятия законопроекта в статье 6.21 КоАП РФ будет восемь частей. Разграничение проходит по тому, является ли «нарушитель» гражданином России, а также где именно он распространяет «крамолу» — в интернете или вне него. За «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений и (или) предпочтений» россиянам грозит:

·        Среди совершеннолетних — штраф от 50 до 100 тыс. рублей, должностным лицам — от 100 до 200 тыс., юридическим — от 800 тыс. до 1 млн;

·        Среди совершеннолетних в СМИ или интернете — от 100 до 200 тыс. рублей, от 200 до 400 тыс. — для должностных лиц и от 1 до 4 млн — для юридических;

·        Среди детей — от 100 до 200 тыс. рублей, от 200 до 400 тыс., от 1 до 2 млн соответственно;

·        Среди детей в интернете или СМИ — от 200 до 400 тыс. рублей, от 400 до 800 тыс., от 2 до 5 млн соответственно.

Иностранцам за те же деяния грозят штраф и выдворение из страны:

·        Среди совершеннолетних — от 50 до 100 тыс. рублей штрафа с выдворением или арест до 15 суток с выдворением;

·        Среди совершеннолетних в интернете или СМИ — от 100 до 200 тыс. штрафа с выдворением или арест до 15 суток с выдворением;

·        Среди детей — от 100 до 200 тыс. штрафа с выдворением или арест до 15 суток с выдворением;

·        Среди детей в интернете или СМИ — от 200 до 400 тыс. штрафа с выдворением или арест до 15 суток с выдворением.

Ассоциация «Интернет-видео» предложила применять штрафы только к тем владельцам сайтов, которые, получив требование Роскомнадзора об удалении информации с ЛГБТ-пропагандой, не сделали этого в установленный срок. Об этом говорится в письме с поправками в законопроект о запрете ЛГБТ-пропаганды Алексея Бырдина к главе комитета Госдумы по информтехнологиям Александру Хинштейну и главе комитета по госстроительству и законодательству Павлу Крашенинникову. Еще среди предложений ассоциации — отложить срок вступления закона в силу до 1 июля 2023 года, чтобы индустрия и государственный аппарат успели подготовиться.

Главная опасность законопроекта о полном запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений заключается в том, что предложенная формулировка может слишком широко трактоваться, акцентировал внимание Бырдин. «Определение пропаганды и состав нарушения необходимо уточнить», — резюмировал он.

Недостаточно четкие формулировки в законе могут привести к вольному трактованию норм правоприменителями, вследствие чего могут возникнуть перегибы, заявила старший преподаватель кафедры правового регулирования бизнеса и прикладной юриспруденции университета «Синергия» Светлана Кубиевич.

На это же обращает внимание и директор департамента ТВ и контента J’son and Partners Consulting Сергей Исаков: «Самое главное — это то, что в законе, уже принятом в первом чтении, есть неясность определений по поводу того, что такое пропаганда. А связи с этим возникают вопросы: простое упоминание о разводе является пропагандой, отменяющей традиционные семейные ценности или нет? Ведь все можно очень широко толковать. В законе все сложено в одну кучу: и ЛГБТ, и трансгендеры, и дети, и без определенного возраста граждане, и традиционные семейные ценности. Что такое в принципе упоминание слова “развод”? Это нарушение традиционных семейных ценностей или нет? Если читать это самым радикальным образом, то тогда мы будем вынуждены рассказывать только сказки с хорошим концом. Но насколько это будет интересно?».

Если читать это самым радикальным образом, то тогда мы будем вынуждены рассказывать только сказки с хорошим концом. Но насколько это будет интересно?

В таком же недоумении находится и Светлана Кубиевич: «Если в прежнем законе говорилось о несовершеннолетних, то сейчас говорится уже и о взрослых. И что значит “пропаганда”? Демонстрация фильма? Или навязывание определенного образа жизни? Ответа нет. Возможно, проведение парадов и подобных мероприятий ЛГБТ — это пропаганда. Но демонстрацию высокохудожественных произведений литературы нельзя считать пропагандой. Иначе многие произведения попадут под цензуру, а граждане — под штрафы», — заключила она.

Директор по развитию видеосервиса Wink Антон Володькин выразил надежду на то, что всем пунктам законопроектов дадут разъяснения. «Объяснят, что является пропагандой, а что нет. Закон нарушать никто не хочет. Все хотят оставаться в рамках тех правил, которое определило государство. Очень важно, чтобы это были не размытые правила, а как-то более-менее конкретизированные», — пояснил он.

Спасение от пошлости или перебор в цензуре?

По мнению депутатов, эти законопроекты необходимо принять, так как «в настоящее время в общемировом масштабе прослеживается тенденция к консолидации ЛГБТ-сообщества, упрощению процедуры смены пола и навязчивой пропаганды (депатологизации) данных явлений. Эти явления получают широкое распространение и в Российской Федерации». В пояснительной записке также говорится, что информация о нетрадиционных сексуальных отношениях в интернете, СМИ, рекламе, литературе и кино часто носит «агрессивный, навязчивый и оскорбительный характер», и это вызывает широкое возмущение у общества.

Закон же сейчас ограничивает пропаганду ЛГБТ только среди детей, пишут депутаты. И то существующий запрет «не охватывает иную деструктивную информацию, ориентированную на детей, в том числе демонстрирующую нетрадиционные сексуальные отношения и (или) предпочтения, а также способную вызвать у несовершеннолетних желание сменить пол (“трансгендерность”)», оговариваются они.

Депутаты указывают, что продвижение нетрадиционных ценностей, преувеличение положительных аспектов смены пола и оправдание педофилии «несет особую опасность для детей и подростков», потому что их психика нестабильна и «характеризуется наличием периодов противоречивых состояний, мотивов, ценностных ориентаций и поступков».

Заместитель генерального директора по контенту онлайн-кинотеатра «Иви.ру» Иван Гринин не видит смысла в новых законодательных запретительных инициативах, так как «их уже итак много».

По мнению заместителя главного редактора кинопортала «Кинобизнес сегодня» Евгения Володина, данный законопроект все же нужен, особенно в нынешних геополитических обстоятельствах. «Нам пытаются навязать, наряду с идеалами потребления, всю эту историю [ЛГБТ], и если не предпринимать никаких мер, мы рискуем очень скоро выродиться», — предупреждает он.

Нам пытаются навязать, наряду с идеалами потребления, всю эту историю [ЛГБТ], и если не предпринимать никаких мер, мы рискуем очень скоро выродиться.

Евгений Володин подчеркнул, что в этом вопросе нужно соблюсти «тонкую грань между действительно нужным запретом пропаганды нетрадиционных, чуждых нашему менталитету ценностей, и полным запретом на любое упоминание ЛГБТ-тематики». «Нельзя скатиться к советским законам, предполагавшим уголовное наказание за гомосексуализм, но и разрешить дальнейшее бравое и бесконтрольное шествие радужных флагов по России, мне кажется, тоже нельзя», — поделился Володин.

Эксперт увидел риск в том, что в России порою излишнее рвение исполнителей переворачивает хорошую идею с ног на голову. «Есть множество шикарных произведений кинематографического искусства, в которых эта тематика так или иначе обыгрывается (сразу вспоминаются “Приключения Присциллы, королевы пустыни” или “Французский твист”), но в которых нет ни капли пропаганды. Такие фильмы тем не менее могут попасть “под нож” из-за чрезмерной осторожности конкретного редактора», — рассказал он.

Володин отметил, что часть контента, эксплуатирующего ЛГБТ-тематику, видеосервисам придется либо убрать, либо каким-то образом зацензурить. Такого же мнения придерживается и Иван Гринин: «Есть сценарий, что онлайн-кинотеатрам придется удалить весь контент с ЛГБТ-тематикой». Максим Али считает, что в связи с серьезной административной ответственностью за нарушение данных законопроектов все спорные материалы будут скорее «забанены» кинотеатрами, СМИ и всеми, кто отвечает за соблюдение нового закона.

Однако есть картины, отменять которые нельзя, к примеру, фильм «Все, что у меня есть» с Джулианной Мур — драма с ЛГБТ-уклоном, указала кинообозреватель «Российской газеты» Сусанна Альперина. «Без таких фильмов человечество бы многое потеряло», — убеждена эксперт. Также она привела в пример такие картины, как «Назови меня своим именем», «Холодная гора», «Фантастическая женщина» и многие труды Педро Альмодовара, которые базируются на теме ЛГБТ. «Эти произведения сделаны очень достойно и входят в классику кинематографа. Причем эти фильмы не такие уж и старые. Просто сейчас в России идет другая повестка, направленная на сохранение традиционных ценностей. Это хорошо и правильно, но дело в том, что люди в мире живут разные. Перегибов не должно быть ни в одну, ни в другую сторону. Если мы не будем смотреть такие картины, то это ограничит зрительский кругозор, не говоря уже о тех, которые разделяет такие взгляды в силу своего образа жизни и убеждений. Призывы к толерантности тоже выросли не на пустом месте. Никто не хочет подвергаться дискриминации и всем хочется смотреть контент — фильмы и сериалы про таких, как они. Считаю, что если и убирать фильмы с этой тематикой, то только те, что низкопробно эксплуатируют тему — то есть низкого качества, а хорошие ленты не хотелось бы, чтобы удаляли. Подчеркну, что граница зыбкая: какой контент считать хорошим, а какой плохим? Нужна экспертиза», — рассуждает кинообозреватель.

Видеосервисы включили самоцензуру

Впереди еще два чтения, утверждение Советом Федерации и подпись президента. Тем не менее, есть все предпосылки к тому, что законопроект утвердят, так как в первом чтении большинство депутатов проголосовало за (385 из 450 депутатов, или 85,5 %).

По словам Сергея Исакова, законопроект уже начал влиять на работу онлайн-кинотеатров. «У видеосервисов есть довольно длительный цикл производства своего контента, прежде всего если говорить о тех сервисах, у которых собственный продакшен. Когда в июне об этом заговорили, уже тогда онлайн-кинотеатры, производящие свой контент, начали ставить сами себе ограничения в этой тематике, то есть включили самоцензуру. Из-за этого некоторые талантливые сценарии, в которых есть упоминания темы ЛГБТ, не были запущены в работу», — объяснил он.

Но сам ЛГБТ-контент не является некой обязательной ценностью для подписчиков видеосервисов, отмечает Исаков. «На рыночные показатели, такие как количество подписок и объем выручки, данный законопроект повлияет опосредованно, так как сейчас мы живем в такой момент, когда эта тема вообще никого не волнует по большому счету, кроме инициаторов поправок. Зрители не идут в видеосервисы, чтобы посмотреть контент с ЛГБТ-тематикой. Такого запроса нет. Откажутся ли они от интересного сериала, который не касается ЛГБТ-тематики? Очевидно, что нет. Будут ли они смотреть или читать книжку, которая является интересным произведением, если там есть контент с ЛГБТ-тематикой? Будут, потому что это интересно. Это не та тема, которая все порвет на рынке», — пояснил он.

По словам Сусанны Альпериной, данная тема в нашей стране не сильно развита. «Более того, те, кто выделяет деньги на контент, как правило, проекты с ЛГБТ-тематикой не поддерживают, начиная от Министерства культуры и заканчивая Институтом развития интернета. Поэтому у нас и так эта тема проходит аккуратно. Убрать еще проекты с видеосервисов, которые могут быть хорошими и прорывными, — это было бы странно. Поэтому здесь нужно действовать очень аккуратно, на мой взгляд, и не рубить с плеча», — заключила эксперт.

Убрать еще проекты с видеосервисов, которые могут быть хорошими и прорывными, — это было бы странно. Поэтому здесь нужно действовать очень аккуратно, на мой взгляд, и не рубить с плеча.

Антон Володькин также подчеркивает, что в России нет запроса на продвижение различных вариантов отношений. «Это скорее креативная линия, которая иногда попадает в фильмы. Очевидно, что данный законопроект как-то скажется на производстве контента, но не в плане его количества, а в плане развития каких-то линий, которые будут в меньшей степени акцентированы из-за боязни нарушить закон», — резюмировал он.

Подписка на рассылку

Подпишитесь на рассылку, чтобы одним из первых быть в курсе новых событий